Дина (feruza) wrote,
Дина
feruza

Ужасное слово из 9 букв 5

Педро Маньяс Ромеро

5.
Лучшего друга Аманды звали Ральф и он обычно говорил фразы типа:
- Я нашел тебе еще одного червяка!
И в самом деле, липкий и блестящий червяк извивался на его мизинце, стараясь походить на элегантное кольцо. Червяк размышлял, какой палец стоило бы украсить собой.
- Не слишком ли много червяков для моей небольшой коробки? – засомневалась Аманда.
- Где могут прокормить себя девять, прокормятся и десять, - рассудительно ответил Ральф.
Девочка пожала плечами, смахнула червяка в карман и посмотрела вокруг. Дождь закончился. Полуденное солнце заливало лучами забетонированный дворик, осушая лужи и превращая грязь в обычный песок.
- Ну ладно! Во что поиграем?
Ральфу, как и Аманде, не нравились бесполезные игрушки. Разумеется, и бесполезные игры ему тоже не нравились. Поэтому Аманда с ним и дружила. Пока все остальные дети менялись футбольными карточками или лепили из глины пирожки, Аманда и Ральф предпочитали настоящие дела. Иногда они раскапывали песок в поисках кладов и потерянных вещей. В другой раз – собирали мертвых мошек для амандиных червяков, или копили хлебные крошки – на корм птицам. Иногда они не могли придумать ничего интересного – и скучали. Но после дождя – никакой скуки!
- У нас тут река грязи, и муравьи не могут вернуться в муравейник, - озабоченно объявил Ральф.
- Отлично! Начнем! – ответила Аманда, которая знала, какую реплику от нее ожидают.
Сперва они попытались соорудить большую дамбу из глины, чтоб освободить проход для муравьиного легиона, но течение раз за разом разрушало постройку, заодно унося какого-нибудь незадачливого муравьишку. И приходилось спасать его с помощью грязной упаковки от чипсов.


Потом они принялись собирать камни и сухие ветки, чтоб построить мост. Любопытные и нетерпеливые муравьи лезли в воду.
- Бестолковые букашки! – рассердилась Аманда.
- Вот эти уже чуть не утонули! Почему он не предупредят остальных?
- И как они предупредят? Муравьи не умеют разговаривать!
- Конечно, не умеют, - огрызнулась Аманда - но они могли бы сделать это… усиками.
- Усиками ничего не скажешь!
- Да легко! – Аманда вытащила руки из глиняной кучи. – Если хочешь сказать: «Пойдем направо» - двигаешь усиками направо. Вот так… Видишь?
- Ну да, - согласился Ральф, развеселившись. – А если хочешь сказать… «Пойдем налево, та дорога длиннее, но зато красивее, и мы сможем остановиться на берегу на небольшой пикничок» - как это сообщить усиками, а?
Но все же он не сумел переубедить Аманду. Она верила, что муравьи могут передавать друг другу какие-то слова. «Может быть, они даже способны пользоваться ругательствами», - думала Аманда.


- Не смотри, - вдруг прошептал Ральф, уставившись на воду. – Там идет Гроб.
Конечно, на самом деле его звали иначе, но сам он представлялся именно так. Роб Купер был на год старше Аманды и Ральфа, но остался на второй год. К счастью, он посещал «класс для учеников с опасным поведением». Аманда думала, что это подходящее название, но вот интересно – почему ее собственный класс не назвали «класс для учеников, находящихся в опасности». Стоило опасаться, что Роб расквасит кому-нибудь из нос.
- Он нас заметил. Помни: не смотреть, не разговаривать, не дышать!
Роб был необыкновенно сильным парнем. Не в том смысле «сильным», как мускулистые игрушечные солдатики в магазине. Нет, Роб был, как говорят, «кожа да кости». Он был сильным, потому что ничего не принимал всерьез. Роб был как те люди, что способны проиграть свой дом, свою машину и свою собаку в карты – только чтоб насладиться выражением страха у вас на лице. Он выглядел как человек, которому нечего терять.
- Он здесь!
Мрачный и пугающий, как гроб. Это был Роб-Гроб.
- Чем заняты? - спросил Гроб с самой противной из своих ухмылок.
- Мост для муравьев, - ответила Аманда, как ни в чем ни бывало.
- Я вам помогу.


Слова обретают разный смысл – смотря кто их произносит. Для Аманды и Ральфа, к примеру, «играть» означало совсем иное, чем для большинства детей во дворе школы. Если учитель природоведения говорит: «Сейчас я расскажу вам нечто весьма интересное», - будьте уверены, что он поведает о превращениях головастиков или о тайной жизни летучих мышей. А вот если ведущий в телевизоре скажет «Сейчас я расскажу вам что-то интересное!» - скорее всего, он попытается продать вам пылесос или набор кастрюль. Когда Роб сказал: «Я вам помогу», - он имел в виду «Сейчас поразлекаюсь». «Поразвлекаюсь и не спрошу ни вашего мнения, ни уж, тем более, мнения муравьев».
Роб начал разбирать мост и швырять камни на середину реки.
- Что… что ты делаешь?
- Остров, - коротко ответил Роб, - Дай-ка мне вон те палки.
Ральф с опаской протянул ему охапку сухих веток, и Роб разломал их, превратив в груду щепок.
- Но мы хотели, чтоб муравьи могли перебраться через реку.
- Так смешнее.
Что именно Роб понимал под «смешнее», было настоящей загадкой.
- Ты сейчас разрушишь мост! Забирай себе камни и ветки, но иди и работай вон там. Вся остальная река – твоя. Ты слышишь меня? Роб?
- Меня зовут Гроб!
- Хорошо, Гроб. Отойди немного в сторонку. Мы хотим, чтоб муравьи…
- Ага, - вдруг сказал Роб, и поднял на Аманду угрожающий взгляд. – Ты права. Лучше мне отойти туда.
Парень поднялся, и, изображая, что сомневается, куда ему шагнуть, занес свою потрепанную кроссовку над вереницей муравьев. Он посматривал искоса на землю и хихикал. Подошва угрожающе нависла над десятками дрожащих усиков.
- Нет Гроб, прошу тебя…
- Или лучше шагнуть вот сюда, - сменил он направление, ухмыльнувшись.
- Не надо!
- Нет, нет, лучше вон туда, - он смеялся все громче.
- Роб!
Кроссовка коснулась земли.
- Или вот тут? – продолжал он, хотя его ухмылка стала такой широкой, что мешала ему говорить внятно.



Роб начал поворачиваться на месте, топая по земле снова и снова со всей силой, на которую был способен. Десятки муравьев уже погибли под его подошвой, втоптанные в песок.
Парень смеялся, увлеченный своей игрой «Вот тут!» - «И вон там!». Аманде показалось, что он не человек, а какой-то огромный мешок, наполненный хохотом.
Хохотом, от которого он вот-вот лопнет. Хохотом из глубины этой туши, совершающей жестокие вещи.
- Не надо, прекрати! – завизжала Аманда, толкая его, хватая за выцветшую футболку, стараясь отпихнуть его кроссовку – и невольно она тоже давила муравьев.
- Роб Купер! – заорала она, потеряв терпение. – Иди в §×@¤$Æ#µ&!
Второй раз за короткое время Аманда, похолодев, обнаружила волшебный эффект этого слова.
Роб утих и его бледная кожа вспыхнула румянцем. Это не был румянец злости или бешенства. Румянец - от смущения. Роб покраснел.
- А ты… ты… иди в… , - забормотал он озадаченно, пытаясь найти в ответ слово хуже чем то, что сказала Аманда – Ты… иди в… бери свою задницу и вали.. вы оба валите… Жрите своих муравьев.. Да ну! Ты девчонка! И ты – ты тоже!
Потом он развернулся и убежал. Ральф смотрел на подружку потрясенно.
- Что это было?
Tags: , испанский с нуля
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments