Дина (feruza) wrote,
Дина
feruza

С Тотошкою домой

В детских книжках герой стремится из неизвестности читателю - к неинтересности читателю.
То есть вот Элли пока шла по дороге из желтого кирпича и мечтала вернуться домой - было интересно. Когда она домой вернется - то и все. Чо там еще? Вырастет, выйдет замуж за соседского парня, родит двух мальчиков и девочку, растолстеет. Будет сидеть на крыльце уже собственного фургончика, пить дешевое пиво, орать на мужа. Тотошку, кстати, в первый же год после возвращения в Канзас, покусал бешеный койот, пришось пристрелить. Вон там закопали, Элли очень плакала.
Теперь прошло 15 лет - уже не помнит:
- Тотошка? Какой еще факинг-тотошка?
(И вообще - ее настоящая история кончилась на первом томе. Да, я в курсе про новую историю о Дороти, которая стала чудовищем. Так то Дороти....)

- Нет, это неправда. Возможно разное, но невозможно забыть тотошку, если он у тебя был. Так не бывает.

- Ну, понимаете... Она вам не сознается. На ваши вопросы просто сплюнет в рыжую пыль, поставит пустую пивную бутылку на ступеньку и уйдет в фургончик. Хлопнет щелястой дверью - и все. Ее младший сын с веселой бандой товарищей заляжет в засаде за колесом фургончика и будет швырять в вас кусками битого кирпича. Желтого. Там у колеса - целая куча этого битого кирпича
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments