Дина (feruza) wrote,
Дина
feruza

Рыбник

У Ипатьевны пропал пирог. Только что испекла, вот был тут - и нет.
Ипатьевна туда-сюда - нет пирога.
- А чево ты ищещь, маманька? - густым басом спросила ее дочка. Дочке Ипатьевны было лет 16, лицом она была сдобна, как тот пирог, росту в ней было полтора метра, попа у нее была широкая, носик пупочкой, глазки вятские.
- Дак пирог, лихорад ему на болесть ту! - ответила Ипатьевна.
Дочка посидела еще немножечко, потом посопела и приподнялась.
- Мамань. Вот он твой пирог-то. Я чот еще подумала, что чот печет под жопой-то.
Ипатьевна орала, оплеуху дочке дать не успела, потому что та юркнула за печь - и на полати.
Зашедшая за какой-то надобностью Прокофьевна, у которой росло аж семеро дочек, - стояла у притолоки и еле сдерживала смех.
- Смешно ей, - в сердцах сказала Ипатьевна. - Хорошо тебе, твои девки тонкокожие. А моя -то , уууу, лешачиха!!! Сидит!
Ты чож, не чуяла, что горячо под жопой-то? Чо теперь пирог-то куды...
А пирог не сильно помялся.
Это был рыбник. Большой, сильный пирог. В нем запекаются речные рыбки, наловленные Яковом Трофимычем, - и кусать этот пирог нельзя. Надо отрезать корку и отложить ее, потом есть отдельно. Надо по одной съесть-поковырять рыбок, речных, костлявеньких. Потом съесть нижнюю корку.
Дело неторопливое, требующее терпения и несуетности.
Tags: корни и крона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments