Дина (feruza) wrote,
Дина
feruza

Доктор


Лелька не знала, почему Вассу, старшую сестру, которая давно жила отдельно, с мужем и своими детьми, все младшие дети звали "крёсна". Лельке она точно крестной не была.
Про крёсну все знали, что она чуть не умерла, а спас ее Господь и Самборский.
Еще до Лёлькиного рождения году в 1929 случился с крёсной перитонит Это когда все кишки переворачиваются, думала Лёлька. Перетонит все внутри. Как у кого начнет перетонить - так и умереть можно. Крёсну увезли на лошадях сперва в Шурму, а там врачи сказали, что надо везти в большую больницу, в Уржум.
Так что поехали на телеге еще 20 километров до Уржума.
Мать всех детей бросила и сидела день и ночь со старшей дочкой. Молилась все время, лестовку из рук не выпускала. Спала на полу, меж койками. Ведь19 лет, красавица, первая дочечка, не дай Господь помереть такой молоденькой.
И не дал Господь помереть. И Самборский не дал.
Так хирурга звали в уржумской больнице.
Лёлька сперва думала, что это так зовут бога ("Господь спас, Самборский спас").
А потом поняла, что это просто должность такая: в каждой больнице есть Самборский, если заболеешь, то надо идти к Самборскому, он спасет.
Но в 1944, когда Лёлька уже ходила во второй класс, она знала, что в больнице есть просто врач. Может быть, зовут его Иванов или Кожевников (хотя все равно внутри своей головы привыкла думать про любого врача - "самборский") В их деревню в здравпункт прислали из Москвы Александра Николаевича. Когда у Лёльки что-то случилось с коленкой и на ней появились какие-то большие болячки, врач сказал, что это ничего, вылечим. И намазал Лёльке ногу мазью вонючей. Завтра снова приходи, говорит. Еще намажем.
Лёлька же не дура, она же знает, как лучше. Она домой пришла, вонючую мазь тряпицей обтерла и намазала сметаной. Сметана все лечит.
Назавтра так же сделала. И на третий день тоже.
А потом Александр Иванович посмотрел на ногу Лёлькину и сказал огорченно:
- Что-то я лечу-лечу, а не помогает. Все хуже и хуже. И скажи мне, Лёля, что это у тебя тут такое белое? Никак не пойму, что происходит.
Лёлька губы сжала и решила молчать.
- Лёля?...
-....
- Лё-ля! Что это такое белое у тебя на коленке?
Ну, Лёлька помолчала ещё, посопела, а потом про сметану все же рассказала.
Александр Иванович то ли заплакал, то ли засмеялся, Лёлька не поняла. Но обещала ему больше так не делать.

Tags: корни и крона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments