я от Д.М.

Верхний пост



Меня зовут Дина Сабитова, я филолог и детский писатель.
У меня трое детей и пять изданных книг.
(переводы книг на испанский, французский, украинский и латышский)






Один из моих детей - приемный ребенок.
Я родилась и жила в Казани.
Теперь я живу в Подмосковье  Коста-Рике, в провинции Гуанакасте. А иногда все-таки немножко в Подмосковье.
Мои дети учатся дома.
У меня две собаки.
Я люблю рыбу, морепродукты и томатный сок.
Еще я люблю свежую клубнику и черный шоколад.
Цветы я люблю почти любые, если они в коротких букетах.
Я коллекционирую тряпичных зайцев.
Я не мизантроп, но иногда социофоб, и всегда интроверт.
Ненавижу разговоры по телефону.
Комменты под этим постингом скрыты - вы можете обратиться с любым вопросом и, вообще, сказать все, что захотите.


я от Д.М.

(no subject)

Как мне нравится китайский сериал про жизнь большой семьи чиновника эпохи Мин и их знакомых. Чинно, спокойно, бытовуха.
Сестры от законной жены и наложниц подставляют друг друга. Девушки учатся вместе с юношами писать иероглифы и сочинения об умном. Но не могут войти в гостиную, пока отец их не позвал.
Всю серию выясняют, кто кого толкнул так, что в результате две сестры свалились на пол, сшибли ширму и теперь ох, - все будут говорить, что в этой семье не умеют воспитывать дочерей, от нас все отвернутся, наша репутация погибнет!
Никакого секса, кровищи и жестокости.
Одно мимими и шелк.
А главное - главное! - я уже к восьмой серии научилась различать героев по лицам! И юношей тоже! Хотя, видимо, для таких, как я, их все же стараются одевать в привычные цвета. Эта вот в розовом всегда. А эта в беленьком и голубеньком.

Никакого секса, обнаженки, все очень мило и пристойно. Дочь наложницы.
Рекомендую!!!
я от Д.М.

(no subject)



я думала - эта самая некрасивая, но ее забрали первой!
Теперь крошка Мю - Мусси.
У нее два пса, один кот, который ее вылизывает, молодая хозяйка, мама и папа у хозяйки.
Итальянцы, мама преподаватель испанского.
Очень клевые!
я от Д.М.

(no subject)



Но я, собственно, хотела написать о том, что мне снилось ночью, как я летаю.
И о том, что Марья сегодня ездила со мной на одной из двух наших машин - на той, у которой номер разрешен на сегодня. И очень удивлялась, что - да! - все машины на улице с нечетными номерами! Для нее это было чудом!
Это еще что. Через день все машины на улице будут ездить только с номерами 0 и 1. Потом с 2 и 3. И так далее.
Старые добрые лытдыбры были хороши тем, что не нужно было придерживаться одной темы.
А, да, сегодня меня опять пытались не пустить в супермаркет, потому что до меня туда вошла Марья. И я отрекалась от нее, отрекалась. Кричала - она мне никто, у нее есть своя мать, а я тут нипричоооом!
У нас разрешено внутри быть только одному человеку от одной семьи.
я от Д.М.

перевод

Мне всегда интересно было сравнивать тексты первоисточника-стихотворения - и его перевода.
Не с целью претензий к переводу, конечно, а в смысле - сравнения тонких смыслов в двух близких текстах на разных языках.
Это всегда чревато тем, что люди обижаются за свой любимый перевод. И доказывают мне, что невозможно перевести так, чтоб все осталось на месте. (я знаю, я знаю!).
И потом: "Ну что, вы хотите, чтоб только подстрочник?" (нет, нет, не хочу).
И потом: "Ну, я этого языка не знаю, так спасибо переводчику, который..." (спасибо, точно - спасибо, низкий поклон, мы все не знаем кучу языков, и переводчики - они наши герои).
И все же - интересно сравнить, что изменилось в переводе.
Вот например.
____
ХУАН РАМОН ХИМЕНЕС «КОНЕЧНЫЙ ПУТЬ»
Y yo me iré. Y se quedarán los pájaros
cantando;
y se quedará mi huerto, con su verde árbol,
y con su pozo blanco.
(подстрочник:
И я уйду. И останутся птицы поющие (и останутся птицы петь, останутся распевая); И останется мой сад (огород), со своим зеленым деревом, и со своим белым колодцем)
..И я уйду. А птица будет петь,
как пела,
и будет сад, и дерево в саду,
и мой колодец белый.
(пер. А Гелескула)
Вот тут.
В первоисточнике ничего не мешало автору сделать одну птицу.
Но он сделал «Птицы».
А у переводчика – птица одна.
Птицы – некая масса, в многих птицах – больше равнодушия природы. Потому что если ты выделил ОДНУ птицу, то у тебя с ней – отношения. Она живая – ты живой, у вас есть потенциальный диалог. (ну, к примеру: на это дерево каждый день прилетает птица и поет. Ты готов прямо дать ей имя и наблюдать за ней, - она становится для тебя личностью:)
Но в первоисточнике – после ухода человека остается то, что никогда не вступало в диалог. То, чей взгляд нельзя было поймать. То, на что он смотрел. А оно на него - не смотрело.
Еще я могу увидеть здесь – тех птиц небесных, которые не сеют, не жнут, а сыты бывают…
Дальше. Колодец и дерево. В первоисточнике – они не принадлежат напрямую автору.
У него – только сад (ну, почти что огород)
Кстати, у нас огород - очень приземленный, непоэтический образ. В испанском, как я ощущаю) - такой окраски нет (грядки там, навоз, кверху жопой полем моркву).
Просто есть huerto и jardin. Первое - больше про плоды земли. Про что-то более результативное. Второе - больше про сень, цветы, летнюю истому.
Хотя оно во многих контекстах взаимозаменяемое.
Но все же - автор не стал брать слово jardin. Huerto - я воспринимаю это так: в саду просто прогуливаешься. От huerto - ждешь плодов, в него вкладываешь силы, оставляешь следы рук...
Итак, в переводе нельзя написать "огород". Но все же - автор текста оставляет не совсем "мой сад".
Для меня разворачивается картина: huerto - то, где растут плоды, ну, грубо говоря, помидоры - дыни - огурцы. Там колодец - не для красоты. У автора фоном маячит - как он поливает этот сад (блин, то есть огород , таскает воду, старается. Не просто любуется на цветы и беленькие камни колодца...
Он что-то делал, были плоды - и вот теперь он уходит!
Итак. Остаются птицы - и сад (огород).
Опять – нечто, состоящее из многих компонентов.
Не отдельная птица – и человек. Не отдельное дерево – и человек.
Птицы. Сад – и саду принадлежат колодец и дерево.
Человек – один. Он уходит один, за ним остаются те, кого много и кто вместе.
Сад с колодцем и деревом. Их трое (Дина, ты серрьезно? - да!)
Птицы - их вообще очень много.
А поэт, человек – он один.
И он уходит.
Теперь о глаголе.
Se quedarán.
Останутся. Все останутся. Во-первых, в этом есть некоторая непрерывность. Они есть сейчас, автор уходит – все остается неизменным. Не было никакого перерыва. За его спиной все остается незменным.
В «будет петь как пела» - есть момент прерывания пения. То есть, повторится то, что было. Не сохранится, не продолжится, а может быть, прервется, потом снова начнется. Будет петь. Однажды. Снова. Мы не видим, но можем представить момент молчания птицы.
Когда у нас глагол «останется», то он подчеркивает непрерывность. Статичное постоянство. Они поют. Я ухожу, они все поют и поют, и поют. НИЧЕГО не меняется, не прерывается у меня за спиной. Не повторяется, не возобновляется снова и снова – а просто сохраняется таким же.
Меняется и точка взгляда. Человек уходит, все за ним остается. Глагол «останется» - он фоном несет идею «я покидаю – они остаются».
идет такая смысловая диалектичность, противоположности - я-один-покидаю, уходя --- они-много-остаются.
То есть я вижу в этом связь , натянутую нить. Взгляд назад. На то, что остается. Взаимно тесно спаянную картину "мы в один момент - яухожуониостаются"
Ну и еще, зеленое дерево – в переводе только подразумевается, что зеленое. У нас были цветовые мазки. Зеленое дерево. Белый колодец.
Да. А про звучание текста - я еще думаю, что тут. В первоисточнике такие многочисленные ррррр. Семь раз.
В переводе р - один раз. Перевод - более шелково свистящий такой. Поющий. А первоисточник - словно шаги по хрустящему гравию. В переводе герой еще никуда и не пошел. А в первоисточнике у него в ушах уже гремят камушки под подошвами башмаков. Он уже "уходит"...
я от Д.М.

(no subject)



Изменилось (внутри меня:) - понятие вежливости.
С одной стороны, я со многими собеседниками очень бережно обращаюсь. Потому что видно (да, по мне тоже видно), как людей штормит. И тут ты еще начнешь докапываться типа "Факт, который вы привели в качестве факта, таковым не является!"
С другой - я себе позволяю.
Незнакомых и хоть капельку выступающих в роли камушка в ботинке - быстро вытряхиваю, не задумываясь о том, что, может быть, там тонкая душа была, а я упустила.
И иногда позволяю быть невнимательной или равнодушной. От большого ресурса - пошла бы, написала бы "о, да, как ты хороша!" "О, я тебя поздравляю!" "О, почему ты так думаешь?"... А сейчас смотрю и ... и тихо скольжу холодной рыппкой наискосок, в темную воду, ближе ко дну. Легкое движение плавников, и снова стою неподвижно в бутылочно-зеленой воде. И сверху меня не видно.
И не ухватишь.
А Самсон - Самсон хорош.
Все дружно признали мое право назвать котов.
Но, наверное, надо маму все же спросить, как она хочет назвать Жжло. А то она как-то теряется. А ей нужно, чтоб с ним разговаривать. Так что скажите мне про три темы. Про вежливость, про красавца Самсона и про второе имя Жла, чтоб оно пришлось по душе матушке.
Мурзика не предлагать.
я от Д.М.

Papa Francesco- Momento di Preghiera 2020-03-27

Папа Франциск на темной пустой мокрой площади три дня назад. В огромном пустом синем воздухе, в белой одежде. Когда берут крупные планы - у него такое лицо, что эта документалка выглядит как сильное художественное высказывание. Например, минуте на тридцатой, как он поднимает голову у ног статуи Христа и смотрит ему в лицо.
С 34 минуты там уже картинка не такая трогательная для атеистов, но вот этот дождь на пустой площади - эти первые 34 минуты - это сильно.
Никто, ни один автор фильма-катастрофы не придумал, кажется, таких кадров: Папа, который говорит свое "Городу и Миру" на пустой вечерней площади под холодным дождем.

я от Д.М.

(no subject)

Как человек, хотела провести воскресенье. Отоспаться там, потом снять кино. В итоге то мыли, то чистили, то готовили, то красили, а то я разобрала нишу с хламом, в которой хлама было до пояса и он туда сбрасывался года два.
Разбирала, чтоб найти селфи-палку.
Нашла два своих фотоаппарата, кучу испанских грамматик, непочатую коробвку художественного акрила, огромный мешок ткани для простыней.
Но главное не это. Я докопалась до того слоя, где были вещи в пика-пике.
Это такая хрень местная, такое растение, у него вызревают сережки и из них ветром разносится мелкие тоненькие колючие шипики. Они впиваются в кожу, и тебе все время приходится чесаться и дергаться, потому что это зудит - не оставляя, слава богу, особых следов. В общем, слой вещей, на которхы надуло пика-пику открылся, как бездна, звезд полна.
И я теперь вот это все, как шелудивый пес.
И селфи-палку, главное, не нашла.

-----
И вот - доразобрала я нишу, вылезла из нее вся в пыли, песке, паутине, пика-пике и чихании.
А Маша и говорит мне:
- Нашли сэлфи-палку?
- Нет!!
- Ну... она может быть там, где всегда лежала эти полгода: в белом шкафу у вашей мамы, где чехол от фотоаппарата... Вы там не проверяли?
- МАША! А сказать мне об этом до того, как я полезла в нишу??
- Но ведь тогда вы бы не стали разбирать нишу, правда? - отвечает мне эта коза нежным голосом.
А теперь вы так рады: вы разобрали нишу и пойдете к белому шкафу и в награду возьмете оттуда свою сэлфи-палку!

88