February 15th, 2009

я от Д.М.

и еще тюльпаны

.. еще мне подарили сегодня тюльпаны.

я подумала: уже весна почти совсем.
при этом город и пригород засыпало снегом так, что Соня, идущая по протоптанной мною в снегу гулятельно-писательной тропинке, скрылась с головой, и над краем снежного полотна был видет только хвостик.

Засыпало и каток.
Завтра пойдем скатаем весь снег с катка в большую бабу.
я от Д.М.

(no subject)

Пока все спорят, нужна ли всем поголовно гражданам России школьного возраста этакая математика и матанализ (кстати, посмотрела в свой дневник за 10 класс. Оказалось, матан у нас был отдельным предметом, 4 часа в неделю. То есть алгебра отдельно, матан отдельно, геометрия отдельно, а у нас в те годы еще астрономия была, и электромонтаж вместо труда - но я в итоге ни шить, ни паять не умею :) - так вот, пока все спорят, подошла ко мне Люшка и спросила...

... вообще-то она логарифмы умеет, синусы там всякие, и прочее.

а спросила она у меня, сколько будет минус восемь плюс шесть...

Она не понимает этого. Это для нее на порядок сложнее, чем восемь плюс шесть.

Мы сегодня сидели с френдами в кафе и разделились на две группы. На тех, кто, как я, внутренним оком моментально видит шкалу с нулем и двигается по ней, и тех, кто способен выдать длинную фразу про то, что из большего по модулю числа надо вычесть меньшее по модулю число, а потом...

Мне кажется, это два разных подхода к бытовым расчетам.
я от Д.М.

Крысолов из Гамельна

Сын подрастает. А я все больше боюсь.
В книге про воспитание мальчиков давным-давно я прочитала про то, что подростку нужен Мастер.
Это, говорят, закон такой. Никому от него не уйти. От отца и матери подросток отворачивается. А взамен – нет, не компания сверстников. Вернее, не только компания.
Взамен ищет подросток себе значимого взрослого – но не отца. Другого. Потому именно в это время уходили юноши в гильдии, цеха, в подмастерья к художникам и ювелирам. Если первоклассник умнее всех считает свою первую учительницу, то подросток так же может почти обожествлять тренера по карате какого-либо.
Некоторое время назад мне пришлось общаться в сети с одним собеседником. Чернота от него шла такая, что экран захлестывало. Ингвар был эфебофил, любитель подростков от 14 до 16. Да еще и садист к тому же.
У Ингвара на кухне тусовался своего рода подростковый клуб. С жесткими законами, спаянный крепко и страшно.
«Я, - говорил этот человек, - никого не держу насильно. Я просто даю им то, что вы дать не можете. Я внимателен к ним. Я трачу на них время. Я с ними разговариваю. Я их защищаю. Мои мальчики - из очень благополучной среды. Почему они приходят ко мне, как ты думаешь? Они верят, что значимы для меня. А я знаю, как «зацепить» каждого. Да, я ими пользуюсь, да, я выкину прочь любого из них, кто станет не нужен. Только им этого понимать не надо. Я тебе противен? Знаю. Только я хочу, чтобы вы, нежные мамочки в розовых очочках, знали, что я – крысолов из Гамельна. Я уведу любого вашего сына. Любого, кого пожелаю. Потому что вы все, все без исключения, заняты только собой. Если вы этого боитесь – то сделайте так, чтобы они не были одиноки. А они – одиноки. Все».
Мне хотелось его убить.
Но я не могу не признать, что он – прав.
Я все время помню, что он где-то есть.