April 14th, 2009

я от Д.М.

Меленький мой край, как золотая капелька густого янтаря

В советские годы у нас чуть ли не ежегодно был праздник "15 республик - 15 сестер".

Запомнился почему-то год, когда мы представляли Литву.
И читали там стихи Саломеи Нерис.

Мне очень нравился литовский народный костюм.

А на первом курсе, в самом начале 1987 года в зимние каникулы мы поехали в Литву с однокашницами. Были мы совсем дети, глупенькие комсомолочки.

В Вильнюсе было сыро и холодно.
Первым потрясением было то, что среди ночи одинокая машина дисциплинированно стояла и пережидала на пустой улице красный свет. Зачем ??? Никого же нет!!- недоумевала я.

Нас разместили по съемным квартирам. Новостройки, дома-пятиэтажки, но не хрущевочного вида, а такие.. розовые...
В подъезде меня потрясли розовые стены и ковры-цветы.

Мрачная хозяйка заперла за собой замок своей комнаты и провела нас троих в сдаваемую.
Вечером оказалось, что у хозяйки есть муж и сын-десятиклассник.

Муж завел с нами длинный разговор о том, что мы за студентки и какие у нас предметы.
- Польский еще, - сказали мы. - У нас даже учебник с собой, мы занимаемся.
Он попросил посмотреть учебник, покрутил его в руках.
- Да, - сказал он. - Говорите, университет? Казанский, говорите?
- Да, - радостно закивали мы.
- Угу... В университетах ваших, так я понимаю, дураков не учат!
Мы продолжали улыбаться.
- .. полудурков учат, - закончил хозяин.

Мы поморгали и пошли себе тихо восвояси.

Вечером их мальчик начал строить глазки нашей самой красивой девочке, они наорали на него что-то по-литовски, и он больше к нам не показывался.

А на следующий день, когда мы стояли в трехстах метрах от универмага, местная жительница, милая старушка, очень приветливо объяснила нам, как до него дойти. Она улыбалась. Мы еще шли и восхищались - какая она милая. Нарядная. Европейская такая - как из кино.
Минут через 40 движения по улице мы поняли, что что-то не так.
Ну да, нас отправили в противоположную сторону.

Тогда мы вообще не понимали, почему так происходит.
Теперь я знаю и про оккупацию, и про ссылки, и про кровавую гебню и совок.

И все равно мне кажется, что делать такие вот глупые гадости трем семнадцатилетним девчонкам, готовым восхищаться людьми, городом, страной - мелочно и нечистоплотно.
Ничего не могу с собой поделать.
При слове Вильнюс вспоминаю ту поездку.
При слове литовцы - того квартирохозяина и ту старушку.
я от Д.М.

Москва, Москва, поет о тебе все страна!!

В Москве было нельзя спрашивать дорогу на улицах.
Надо понимать: москвичи затраханы по самые уши туристами и понаехавшими, и остановить кого-то в те же 80-е годы на улице было невозможно.

С моим научным руководителем, доцентом Г., в 1988 году мы стояли у Киевского вокзала и крутили головой. Нам надо было найти в окресностях вокзала какую-то улицу - и надобность у нас была исключительно культурная.
То ли архив там какой-то был, то ли магазин книги какой-то заковыристый, - уж не помню сейчас.
В руках у нас была карта, но сориентироваться она нам не помогала. Потому что, как известно, карты делались с целью запутать потенциального врага, чтоб он кремль не нашел, если что.
Мы и были два потенциальных врага. Два татарина у Киевского вокзала.
И вот с этой картой мы стояли у вокзала и безнадежно пытались кого-то остановить.

Ну и, конечно, от нас пять человек - не вру - пять человек подряд отмахнулись как бай от кабульского уличного попрошайки. То есть не просто "не знаю" - а ускорение шага и нервное задирание верхней губы.

И тут мой шеф, человек рееедкого ума :) - говорит:
- А знаете ли вы, что носильщики на Киевском вокзале - сплошь и рядом - татары? Я это слышал!
На нас из-за угла как раз выкатывался неопределенный худой мужичонка с железной тележкой.
- Исенмесез, - говорит ему доцент Г.
- Исенмесез!!! - отвечает радостный вокзальный грузовой рикша. - Халяр ничек??
- Рехмет сезге, бик якши!

...
Улица, которая нам была нужна, находилась примерно в 10 минутах ходьбы.
Мы шли по Москве, удалялись от вокзала, и тележка носильщика Гумера выглядела все страньше и страньше. Но он довел нас именно до нужного дома и покатил назад.

_________________

А вот сейчас на улицах Москвы дорогу показывают. Вот меня часто спрашивают дорогу, и я думаю: я, конечно, не москвичка, но у меня есть яндекс-карта в наладоннике.
я от Д.М.

Люблю тебя, Петра творенье...

В Петербурге... Вернее, в Ленинграде, мы с тем же доцентом Г. и двумя моими студентами вышли из метро на Васильевском острове. И развернули большую карту.

Не успели мы повернуть ее из положения вверх ногами в положение как надо, - мимо шедшая старушка остановилась и спросила:
- Вам помочь, молодые люди? Куда вам надо? Какую улицу вы ищете?
Мы сказали, что спасибо, мы уже поняли, куда нам надо, - спасибо-спасибо!!

В тот день на Васильевском мы доставали карту еще три раза.

И каждый раз рядом с нами останавливалась очередная старушка. Сама. Без наших просьб.
я от Д.М.

Итальяно веро?

Мой Муж и три его спутника путешествовали по южной Европе. И вот поздно вечером въехали они в Италию на совем сереньком прокатном опельке...

(боже мой, какая огромная дистанция между тремя первыми рассказами и этим... Путешествовали по Европе. На машине, взятой напрокат. Вам, юные граждане, кто не был взрослым в 80-е годы, не понять, отчего у меня до сих пор наворачиваются слезы на глаза, когда я про это думаю)

Так вот, въехали они в Италию и встала у них проблема найти, куда бы на ночь поставить машину.

Паркинг дышал бархатной тишиной итальянской ночи, но на шум мотора из-за машин вышаркал беленький старичок.
- О! - закричали наши путешественники! О! Гуд... это.. ивнинг! Дую спик инглиш!
И кто-то из них уже скроил на международном английском языке фразу про "а давайте мы тут у вас оставим машину и дадим вам много-много евров?"

Но старичок, услышав слово инглиш нехорошо как-то осклабился.
И сказал. По-итальянски (которого никто из путешественников не знал), но было почему-то понятно:

- Англичане, да? А вот хуй вам, а не паркинг!
Божественный итальянский язык был понятен еще и потому, что жилистой ручонкой старичок Джованни смачно изобразил вполне международно-понятный фак.

Наши мужики обомлели на миг, а потом судорожно закричали:
- Нет! Ноу! но англичано! но, синьор! Раша! Русские! Россия! Москва! Москау! тьфу, бля!

Старичок прищурился. И сделал знак рукой, мол, подождите, синьоры.

И ушел куда-то в ночь.

Пришел через три минуты.
В руках у него была пачка.
"Беломор-Канал".

Он ткнул его поочередно в лицо кажждого ночного гостя и хитро спросил по-итальянски (но в той ситуации они поняли:):
- Что это?
- БЕЛОМОР-КАНАААЛ!!! - наши мужики взревели уже это хором. - Канал! Беломор! Водка, Матрешка, Селедка!

Старик удовлетворенно кивнул и показал руками: паркуйтеся вон туда, синьоры.
я от Д.М.

И последнее про Литву :)

... Среди нас была Элька Абдуллина, отличница, умница, обладательница замечательного богатого и высокохудожественного русского - и прекрасного татарского.
Задолбавшись видеть перекошенные лица продавщиц на просьбу показать что-то, сказанную по-русски, Элька стала просто и элегантно разговаривать в магазинах по-татарски.

Ее пытались понимать, включали жесты, приносили то и это...
я от Д.М.

(no subject)

Как пела Сьюзен Боул вы, наверное, уже послушали.

А переведите мне примерно, что она говорила до выступления, что ей говорили на по итогам, что она сказала в конце?:)
Ну мне интересно!!