Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

я от Д.М.

Верхний пост



Меня зовут Дина Сабитова, я филолог и детский писатель.
У меня трое детей и пять изданных книг.
(переводы книг на испанский, французский, украинский и латышский)




356575325824103._SX318_


Один из моих детей - приемный ребенок.
Я родилась и жила в Казани.
Теперь я живу в Подмосковье  Коста-Рике, в провинции Гуанакасте. А иногда все-таки немножко в Подмосковье.
Мои дети учатся дома.
У меня две собаки.
Я люблю рыбу, морепродукты и томатный сок.
Еще я люблю свежую клубнику и черный шоколад.
Цветы я люблю почти любые, если они в коротких букетах.
Я коллекционирую тряпичных зайцев.
Я не мизантроп, но иногда социофоб, и всегда интроверт.
Ненавижу разговоры по телефону.
Комменты под этим постингом скрыты - вы можете обратиться с любым вопросом и, вообще, сказать все, что захотите.


я от Д.М.

игради4

И вот ты утром, прежде чем разговаривать с уборщицами, раздавать зарплату, проверять, как помыли стены после дождливого сезона, - решила накрасить глаза лиловыми тенями.
Это был стремный выбор, так как я уснула пол пятого, а проснулась в 9.
И мои глаза и без того была в лиловых кругах.
Но так как я решила, что основная моя задача - наслаждение от рисования, а не замазывание проблем - а наслаждение утром требовало именно быстро воспользоваться новыми тенями!
- я и накрасиа глаза.
День побегала по работам (множественное число тут как в цитате из Онегина про маму Лариной, я, правда, служанок не бью) - вечером сижу , морально готовлюсь упражнения на спину делать.
И отжиматься.
А муж и говорит мне человеческим голосом:
- Ох, заинька, какая ты замученная сегодня. Не выспалась? съезжу вечером в клиентам, а ты ляг пораньше!

ДУмаю: правильные тени. Красишь глаза и тебя начинают жалеть.
А то вот накрасишься и начнешь выглядеть как бодрая незапряженна кобыла - быстро запрягут.
Это будет мой любимый цвет - лиловый вокруг глаз.

я от Д.М.

мама и катаркта

Вчера:
Сенька идет в операционную, переводить. В пижаме хирургической, как настоящий:) От хирургии он в обморок не падает, я тоже, но на нервах я совсем плохо слышу. Так что решили, что с бабушкой пойдет он

Фото Дины Сабитовой.

________________---

утром:
Матушка ходит с пластиковым щитом перед правым глазом и радостно рассказывает мне, что моя серо-коричневая футболка с блеклыми разводами, оказывается, нежно-фиолетовая с белыми цветами.
Я шумно удивляюсь
я от Д.М.

Васса

Васса была девка красивая и мрачная. Скулы, узкие глаза, тонкие губы, темные и неулыбчивые. Старшая дочь у молодой матери. Какая там была умелица-хозяйка ее мать в год рождения Вассы? в 17-то лет? Сама еще дите.
Няньку родили, значит. Потом пошли ляльки, много и все на Вассе. Еще 11 детей родилось после. Правда, нянчила не всех. Потому что выросла и сама собралась замуж.
Мать замуж не пускала - надо было дома помогать.
Но в 1934 появился Парфен. Красаавец, высокий, в матицу головой упирается, все обмирали. Кудрявенькая Тинка, соседка, росту в которой было метр сорок, в него влюбилась, аж мелкими зубешками щщолкала. И Манька Исакова, троюродная сестра, квашня-квашней, медленная, глуповатая - тоже решила, что Парфен - для нее.
Но Парфен посватался к Вассе.
Манька простила, а Тинка до самой смерти с Вассой не разговаривала.
Жили недалеко от родительского дома. И Васса собралась рожать первенца.
Тут случилось стыдное, такое, что Васса не знала, куда глаза перед соседями девать. Мать ее, Акулина, старуха ведь, 41 год! - тоже с животом. И отец-то дома толком не бывает, все ездит по соседним деревням, полозья гнет, сани-телеги делает. А вот ведь, когда успели...
Родились две девочки, с разницей в два дня.
Васса свою назвала Ольгой. Ольга Парфеновна, старшая дочка.
Через два дня и мать родила. И как назло, что ли? Тоже говорит: Ольга будет. Лелька!
Вассына Ольга вся какая-то хилая родилась, квелая, тощая, синяя, как куренок ощипаный. И не плачет, а так, скиглит тихонько - мяяя... няяяя- няяяя...
А материна Лелька - ой и хорошаааа... толста, как поросенок, розовая, горластая, орет басом. Крепкая девка.
Васса позавидовала. Тебе, говорит, незачем такую здоровущую девку. А мне надо. Вот что тебе бог дал такое ладное все - а мне - хоть брось! Давай поменяемся! Тебе ить все равно!
Мать засмеялась, иди, говорит, лешачиха безголовая, отсюда, не буду я меняться!
.....
Когда Ольга Парфеновна и Ольга Васильевна - племянница и тетка - ровесницы, тезки, - выросли, то оказалось, что старшая Ольга, родившаяся куренком, - заматерела в щекастую, красную, яркую бабу.Икры крепкие, губы красные, на щеках ямочки.
А младшая, что крепкой родилась, - выросла бледненькой, слабенькой, болезенной, неказистой.
В детстве волосенки были как пух на розовой голове, в юности - запястья и щиколотки тонкие, чуть сквозняк - она кашляла, в голодной общаге в пятидесятые докашлялась до туберкулеза, который лечила в Ялте, в заводском санатории...
Но все родные так и молчат, закусив губу. Может, поменяла Васса девок-то?

я от Д.М.

ручьи- соловей

Вчера ночью, засыпая, крутила в голове 4 строки из "Онегина". О весне. Вот эти: "Гонимы вешними лучами С окрестных гор уже снега Сбежали мутными ручьями На потопленные луга".
И думала: возможно ли было иначе расположить строки? что от этого изменилось бы?
Ну - вот так: " С окрестных гор уже снега Гонимы вешними лучами На потопленные луга Сбежали мутными ручьями"?
Или иначе, лишь бы рифмовка соблюдалась.
Смотрите, как вся фраза у Пушкина выстроена. Во- первых - кинематографично. Наш взгляд (или камера) идет сверху вниз. Лучи - сверху льются - с неба - потом чуть ниже- горы, на горах снега - они сбегают вниз - ручьями - и взгляд опускается с неба, через вершины гор, по склонам - наконец - к лугам. Взгляд скользит по гиперболе (в математическом смысле :) по линии у=1\х ). И сверху - и снизу эта линия бесконечна, только у подножия горы делает скользкий перегиб. И взгляд наш скользит по этой линии - с неба - на нигде не кончающиеся луга.
Интересно, какой кунштюк тут делает время и причинно -следственная связь. Мы одновременно видим и начало - и процесс - и конец, итог. Вот лучи только начали растоплять снега - и тут же мы видим - уже ручьи - и тут же - ручьи сбежали на луга - которые - внезапно результат описан - потопленные луга - уже! Все это время и пространство - спрессовано в четыре всего строчки.
Остаток ночи я думала: почему было важно, что ручьи именно мутные? Почему именно так? почему передан внешний вид, а не скорость (быстрыми), не температура (хладными), не олицетворение-характер (бойкими), не звук (шумными).
Потом я подумала, как там во всей этой картине - до соловья - выстроены времена-вид глаголов. Сперва прошедшее время - совершенного вида. Уже сбежали ручьи. То есть у нас перед глазами этого уже нет. Все. Кончились ручьи, нет их уже сейчас. Это было вчера. Действие завершено. Потом идет пригоршня настоящего времени. Встречает, блещут, зеленеет, летит... Сохнут (были потопленные - теперь уже сохнут), пестреют, шумят... Мы - в сегодня. И вдруг внезапно так - снова прошедшее время - "и соловей Уж пел в безмолвии ночей". Еще раз глянули во вчера? Нет, скорее шагнули в завтра и оттуда смотрим назад, на вчерашнего соловья.
Почему, почему он "пел"? Хотя все до этого - стада шумят, пчела летит - в настоящем времени? И соловей мог бы : И соловей ПОЕТ в безмолвии ночей"?
почему? не знаю.
я от Д.М.

(no subject)

О молодости. Много лет назад я читала Колетт и для меня было удивительно - но и послужило благой вестью - ее отношения с возрастом.
Ее героини были женщины хорошо за 50 лет, при этом они вели себя так, словно им 30. То есть нигде ни полслова не было о том, что, мол, о как на склоне наших лет ... Любовь, интриги, секс, полная котируемость, как женщин, никаких намеков о том, что пора уже внуков нянчить.
Сейчас вспомнила об этом, встретив в детективе реально пожилую героиню, про которую все окружающие вспоминают, как она остро-сексуальна была когда-то со своей большой грудью в декольте, весь город вставал и вожделел, во сне видел, от стариков, до подростков. Просто типа фам-фаталь. Это "когда-то", как пик общепризнанной сексуальной привлекательности, - было в ее 48 лет. И никакого там "в ее почти 50 она все еще была..." Никакого все еще. Просто вот она есть и все тут.
А "Секс в большом городе"? Героини там все резвушки-веселушки в процессе первичного поиска. А не то, что клуб кому за...
Боже мой, а когда-то ведь было - "кому за 30". Мол, все. Конец. Пенсия.
я от Д.М.

утром должен быть уверен

И нет, это не любовь. Ну, страсть, эгоистичная и болезненная. Любовь ...Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Вот формула. Онегин хотел - чтобы что? Хотел ли он, чтоб объекту его любви, Татьяне, - было хорошо? Нет, ни секунды вообще он не думал о ней, о том, что домогательствами он может разрушить ее жизнь, даже если - особенно обидно, если - она в ответ не любит его. Была ли у него ответственная мужская программа, типа: едем в деревню, денег хватит, едем в Париж, фиг с ним, положением, но в остальном будет все у тебя, голубка моя!
Нет, он закидывал ее письмами, хотя она не отвечала (и в нынешние времена это уже достаточно, в общем-то, чтоб пойти в полицию и попросить предписания обходить объект преследования по дуге в два километра). Так же нагло, как он вперся без доклада в двери ее комнаты, куда, по нормам этикета, он не должен был открывать двери (а должен был в гостиной ждать, чтоб его приход объявили) - так же нагло он таскался за ней пол-осени.
Татьяну упрекают в том, что она обвиняет его в "мог бы в обществе принесть вам соблазнительную честь"... мол , какие пошлые упреки. Она же еще хорошо о нем думает, она думает, что он, как человек умного возраста под тридцать, понимает, что делает и руководствуется разумным планом хоть отчасти.
Он же ведет себя как пятилетнее балованное дитя.
Словом, мудак-человек, слабодушный, совершенно безответственный. А в юности он Татьяну не тронул не из порядочности, а из лени, вот еще, возиться, трагинервические явления, нафик-нафик, у всех вдоль, а не поперек, что там нового он увидит.
В общем, ни она его не любит, а просто ностальгически еще не отошла от незакрытого гештальта, ни он ее - оба друг друга не знают, судят по картинке в гостиной.
А оно - дурная основа для любви.
я от Д.М.

окно

В тексте "Онегина" слово "окно" встречается 19 раз. Половина из них - это окно Татьяны. То она в окно смотрит, то просит няню его открыть, то сидит у окна, то на стекле пишет вензель, то в окно видит первый снег.
Помещичьи дома стояли обычно так, что в окна было видно далеко и красиво. Татьяна в окно видела поля (по крайней мере, она вспоминает про это в Москве), но момент первого снега перед ней куртины, кровли, забор и двор. Впрочем, поля могут быть и за забором.
Когда Татьяна приезжает в Москву, то ей мучительно все непривычное и не-вольное, не свободное, суетное и человеческое, неприродное. Слишком много людей, - и не видно полей в окно, вместо этого чужой двор в потемках.
Пушкин не пишет нам, что видит княгиня Татьяна из окна своего богатого дома в Петербурге. Но Онегин едет к ней по набережной Невы, то есть ее дом - среди богатых дворцов, и если она посмотрит в окно - то видно далеко. Видно Неву, и берег...
я от Д.М.

кий

Мысли мои по ходу стократного чтения романа субъективны и неосновательны, просто я фиксирую все, что подумалось.
Так вот подумалось...
Смотрите, Татьяна заходит в дом к Онегину. Приходит вечером, хотя в эти поры темнеет поздно.
И Таня входит в дом пустой,
Где жил недавно наш герой.
Она глядит: забытый в зале
Кий на бильярде отдыхал,
На смятом канапе лежал
Манежный хлыстик.
Во-первых, сразу отметим, что в зале неприбрано. Пылища, небось, еще.
И - два первых предмета, которые связаны с Онегиным и попадаются на глаза Татьяне, - во-первых, связаны с агрессивными движениями, во-вторых (привет, Зигмунд Ф.) - отчетливо фаллические, по крайней мере - кий.
Правда, кий на бильярде брошен отдыхать. Мол, раньше-то потыкал, потрудился, а теперь отдыхает. Не кий, а какое-то метафорическое отражение самого Онегина и его любовных похождений.
Канапе смято. Это тоже для Татьяны - след присутствия Онегина, его активной или даже агрессивной манеры оставлять в мире следы своего присутствия, ломать-мять-бросать... Убивать поэтов :)
Хлыстик, штука мягко-агрессивная, может ворохнуть в душе влюбленной Татьяны смутные садо-мазо настроения (она покорна воле, отдает в его руки право воротить куда ему захочется). Не так. чтоб прям вот сформулированно -четко и организменно, но все эти настроения - "погибну", "умру", "погубитель" - интересно смотрятся рядом с образом манежного хлыстика, брошенного хозяином. Лошадь - женщина (лошадь вообще часто ассоциируется и с сексом, и с женщиной, и сразу я вспоминаю гораздо более позднюю историю с адюльтером и погубленной Фру-Фру, в общем, это типичная такая картинка),- так вот - женщина, которой мужчина управляет по своей воле.
(Ладно, я помню, что у Онегина - жеребец. Но Татьяна про может и не знать. И потом - ну окей, жеребец. Такой вот жеребец, смиряемый хлыстом, послушный воле хозяина. Тоже - картинка: все Онегинские порывы под Онегинским же строгим контролем. Манеж, хлыст, порядок).
То есть этот хлыстик - и "в вашей воле..." - словом, Татьяна видит внутренним взором, как руки Онегина прикасаются к этим предметам.
При этом агрессивные, активные, мужские, фаллические - предметы - брошены, недвижны, отдыхают, неопасны, оставлены. Татьяна в амбивалентном офигении еще с момента разговора с О. в саду - все было за то, что щас схватит и сомнет, лепесточки оборвет, - а он руки за спину спрятал и, столбом стоя, блаблабла сказал. Ожидали бури -натиска-погибели - встретили железную сдержанность, прям не мужчина, а облако в штанах.
Не книжки ей бросились в глаза сперва (книжки - они потом, в кабинете). В этом походе по дому - схема того, как именно Т. влюблялась в Онегина. Что сперва - а что потом. То есть сперва - очевидно, ничего о нем не зная - влюбилась чисто в мужчину, с глазами, зубами (см.описание Грандиссона), плечами, руками, - а до разбирательств с душой его дело дошло сильно потом.
я от Д.М.

кларисса и компания

Итак, с именем Грандиссона, то есть крайне пресного и положительного персонажа связана мама Ларина.
А вот Татьяну будоражат несколько другие картины. Поострее (ну, в том понимании остроты, который был присущ литературе 18 века :)
"Воображаясь героиней своих возлюбленных творцов, Клариссой, Юлией, Дельфиной.."
Стооооп!
Ни одного слова не сказано просто так. В первую очередь - Клариссой! Ну-с, посмотрим, с кем себя ассоциирует Т. в первую очередь (на этом месте все филологи хмыкают. Они в курсе этих сюжетов)...
Пушкин прочитал роман про Клариссу в 1824 году (прямо вот параллельно своему роману читал. 14 томов занимает "Кларисса", вы представьте только!).
И написал брату в письме: "Читаю Кларису, мочи нет какая скучная дура!"
Нда. Воображалась героиней, которую Пушкин считал скучной дурой.
Но мало того. Эта скучная дура Кларисса еще и вовлечена в пикантный сюжет.
Вики: "Аристократ Ловелас (Лавлэйс), видя, в какой она ситуации, решает этим воспользоваться и соблазнить невинную девушку. Он похищает её под видом спасения, держит в грязном притоне, выдавая его за достойный дом вдовы священника. Несколько его знакомых проституток и друзей играют роли дам светского общества и их кавалеров. Между Клариссой и Ловеласом идёт нравственный поединок. Ловелас подвергает её духовным испытаниям, которые Кларисса проходит с честью. В конце концов, он берёт её силой. Для Клариссы после этого всё кончено. Все её духовные принципы попраны. Она умирает, успев его простить, а Ловелас всю оставшуюся жизнь живёт в страшном раскаянии."
Так-так. В общем, ясно, чего отжидала Татьяна от Онегина. "Умру... но гибель от него любезна".
Но Клариссу хоть изнасиловали.
А Юлия?
Юлией воображаясь? Я вас умоляю. Юлия была влюблена в своего учителя, отдалась ему добром, после этого вовсе не убивалась потерей чести, а прекрасно написала еще гору писем с невнятным и неубедительным заламыванием рук (не "я пала, погибла", а буквально "ой, блин, зачем мы перешли на ты, теперь все так слоооожно!") - а "любовник Юлии, Вольмар" - это вообще-то ее муж, который прекрасно знал про ее проказы, но у них были высокие отношения, мол, ну и ладно, она все равно такая возвышенная!
В последнем монологе Татьяна говорит, что Онегин поступил благородно. То есть Татьяна рассматривает далеко не как нулевую вероятность, что Онегин после ее письма перейдет к конкретным действиям. Мол, спасибо, конечно, а так-то нормальный -то человек мог бы и не сдержаться.
Словом, Татьяна большей частью воображает себя сексуально павшей героиней.
На картинке - Кларисса и Ловлас. Иллюстрация того времени