Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

я от Д.М.

Верхний пост



Меня зовут Дина Сабитова, я филолог и детский писатель.
У меня трое детей и пять изданных книг.
(переводы книг на испанский, французский, украинский и латышский)




356575325824103._SX318_


Один из моих детей - приемный ребенок.
Я родилась и жила в Казани.
Теперь я живу в Подмосковье  Коста-Рике, в провинции Гуанакасте. А иногда все-таки немножко в Подмосковье.
Мои дети учатся дома.
У меня две собаки.
Я люблю рыбу, морепродукты и томатный сок.
Еще я люблю свежую клубнику и черный шоколад.
Цветы я люблю почти любые, если они в коротких букетах.
Я коллекционирую тряпичных зайцев.
Я не мизантроп, но иногда социофоб, и всегда интроверт.
Ненавижу разговоры по телефону.
Комменты под этим постингом скрыты - вы можете обратиться с любым вопросом и, вообще, сказать все, что захотите.


я от Д.М.

ленивец

Фото Дины Сабитовой.


Во многих американских книгах встречается упоминание Коста-Рики. Это равно "далёкая страна в тропиках, безопасная социально, но покрытая густыми джунглями,итак что уехавший туда друг эксцентричен и ему нельзя позвонить, у него ленивец сожрал телефон"
я от Д.М.

флора

Однажды в Калифорнии мы истерически поругались с сестрой, когда я с сомнением заметила, что предъявленные ею березки какие-то не такие. Не русские.
Ностальгия очень сильно завязана на климат и флору.
Если вы уехали туда, где есть все привычное: в лесу боровики и маслята, в мае - сирень и пионы, осенью астры и круглогодично елки - -сосны (кому-то и березки) - то ваша ностальгия сильно скукожится. Ей останется очень мало пространства для маневра.
Я всеми силами люблю то, что вокруг.
Но оно все называется чужими и незнакомыми словами.
А то, что тебе известно в лицо, растет в России в поликлиниках, в горшках, подпертое какими-то палочками, чтоб не сдохло в русском климате. Монстера, фикус и щучий хвост.
Сейчас у нас цветут деревья, и с них сыплются цветы.
Это самое тихое явление на свете: когда с дерева медленно сыплются цветы.
У меня странное ощущение. Вот есть тишина - как ноль звука. Но летящие с дерева крупные цветы - это даже не ноль. Это минус. Они высасывают шум из окружающего мира. Становится тише. Рядом с таким деревом ты словно глохнешь. Такая тишина.

Фото Дины Сабитовой.
я от Д.М.

за окном

Дожди льют каждый день. Все - и даже крыши - все зарастает зеленью со страшной скоростью - ты проходишь по траве и не знаешь - пройдешь ли завтра или тут вырастут джунгли высотой до облака. Облака скользят над самой травой, прикидываясь привычным туманом. С края Кордильер (когда -то Кордильеры были буквами в атласе, а теперь за окном) - с края Кордильер наползает черная туча. Макондо, залитое дождем, запах плесени везде, где перестали появляться люди, рыбы, проплывающие через гостиную, - я думала, что это литература, а это совершенно реальность, которую можно потрогать.
Всю ночь, даже если нет дождя, мы спим под всполохи молний, и я закрываю глаза тряпичными очками для сна.
Соседи разровняли бульдозерами огромную площадку, где раньше в траве по пузо паслись три лошади - рыжая, белая и белая. Я так огорчалась, глядя на безобразную рыжую глину - соток пятьдесят мерзкой глины.
Но через неделю она заросла высокой травой и все превратилось в огромный газон. Лошадей, правда, не вернули.
Молнии сверкают где -то очень далеко, над океаном, на западе и на севере. Но все равно потолок все время вспыхивает над головой этими отсветами. Я в темноте думаю, где именно я лежу - представляю себе глобус.
Если смотреть на Северо-Запад, то там, на той стороне океана - Дальний Восток. И вообще всякая Япония.
География головокружительна. Если я сяду перед окном спальни и посмотрю вперед - то это будет ровно на север. Мой взгляд пересечет Никарагуа и Гондурас, Мексиканский залив и упрется в штат Алабама. И дальше наверху будет озеро Мичиган и Гудзонов залив.
Если смотреть в южное окно, то, когда кончится полуостров Никойя, - начнется океан и океан, мимо края Южной Америки, не цепляя ее - по океану сразу по прямой до Антарктиды.
Если ровно на запад - то это через океан упрешься в Филиппины, а потом во Вьетнам. А если ровно на восток - то сперва пересекаешь северную Колумбию и Венесуэлу, а потом, пролетев над Атлантикой, - упираешься не то в Гвиню-Бисау, не то в Гамбию.
я от Д.М.

ДОЖДЬ!!!

ФШОКИ!!

У нас обычно дождь первый после сухого сезона начинается в середине апреля. И то все спорят потом - я говорю: ну точно, 15 апреля было! А муж уаерен: да нет, нет , в середине мая.

И вот 19 марта.
Ночь.
Идет дождь.
Климат меняется, тают ледники, земля налетает на небесную ось.

Если учесть, что в этом году был ураган - а ураганов у нас не было лет примерно стописят, - то мы явно живем в интересное время.
я от Д.М.

Умер Фидель

Казалось, что Фидель вечен.
Чудовищно, что люди, родившиеся при нем, - уже вырастили внуков.
Но он все же умер. Почему-то. Я думала, он петушиное слово знает.
Когда погребают эпоху,
Надгробный псалом не звучит,
Крапиве, чертополоху
Украсить её предстоит.
И только могильщики лихо
Работают. Дело не ждёт!
И тихо, так, Господи, тихо,
Что слышно, как время идёт.
я от Д.М.

Макондо

Дожди каждый день - или ночью, или после обеда.
На дорогах-грунтовках размывает овраги.
Цементные ступени чернеют на глазах.
Небо затянуто облаками, кажется, что прохладно, на деле - 30 градусов. Но это - прохладно, да.
Неделю в 7 номере не было гостей.
За эту неделю джутовый коврик у порога пророс -  вырастил себе грядку зелени.
Я верю, что Макондо могли поглотить джунгли - я вижу, что джунгли наступают везде, где ты перестаешь протаптывать тропинки.


я от Д.М.

Донья Флор

Пока смертные черные тени мигрени кружат над моей головой чтоб была движуха закину сюда кусок из книжки, которую я переводила.
Мне понравились картинки и история с налетом феминизма - а то все великаны, великаны.
Вот про великаншу. Милую, хорошенькую великаншу.
Переводила , бросила.
Наверное, надо доделать.


Collapse )
я от Д.М.

про капитана

Поехали сегодня за растениями. У нас образовалось место, которое надо закрыть. Цементная стенка.
Стеночка.
Тоже надо понимать, откуда она.
Мы живем на склоне горы. Два месяца в году по горе стекают потоки тропического ливня. В настоящих горах они выворачивают деревья с корнем и засыпают шоссе огромными камнями. А у нас - просто размывают склон. И вот мы поставили стенку, чтоб отводить воду в сторонку. И теперь ее надо замаскировать. Растениями.

Ариэльчика взяли с собой. У него совещательный голос, как у человека, который будет сажать и как у местного жителя. 
И вот мы бродим по жарище - по территории виверы, выбираем, никто ничего не хочет решать.
Рома пожимает плечами, Ариэль ведет переговоры с хозяевами, я судорожно ловлю отдельные слова, периодически все сбегаются в середину и притаскивают в центр площадки какой-то набор зеленушек. Ну, зеленушки они условные, потому что их листва от фиолетовых до лимонных.

Я пристаю к Ариэлю: те густа?
Он говорит: ну лишь бы вам нравилось, донья Дина!

В очередной раз всех заклинило, этих или тех? шесть или восемь?
И я понимаю, что как всегда. Пока я не начну этим руководить, все будут переминаться с ноги на ногу.
А жарко!
И вот я в десятый раз говорю: энтонсес! берем шесть тех и восемь этих!
- дооооорогоооо, - шепчет муж.
Я быстро и эмоциоонально веду с ним переговоры, попутно переводя окружающим ход принятия решения.
- Энтонсес! - берем только эти шесть!
- Но они будут одного цвета с главным растением! - говорит огорченно Ариэль, - Фиолетовые! а лучше диференсия!

- Энтонсес! берем вон те! Как щучьи хвосты.
- Они большие. Вырастут длинные, потом, - возражает муж.
- Они карликовые! вот те - такие же - но большие, а эти маленькие, и не вырастут больше!
- Да, - кивает Ариэль, - они очень забавные (дивертидо) - маленькие такие! И дают деток. Мы потом рассадим деток по всей территории!
- Энтонсес, - берем эти шесть и тех...
- Да как мы их посадим? - недоумевает умаянный муж.
... я рисую пальцем на каменной пыльной земле схему посадки. И еще раз рисую. Все стоят вокруг: Ариэль, хозяин виверы, его хроменький сын, его дочка, кто-то еще... Чтоб им не было скучно, я сопровождаю свои картинки бурной мимикой и запредельно эмоциональной интонацией. Потому что говорю я по-русски - мужу.

- Ну ладно, - говорит муж.
- Энтонсес! - ору я, - берем те и вон те, все, всё, решили!!

... грузят. Платим.

Едем назад.
- Донья Дина, - говорит Ариэль, - у нас есть такое выражение: Donde manda capitán no manda marinero.*
- Э? я поняла все слова, но не поняла, о чем вся фраза...
- Нуу, - осторожно говорит Ариэль, подхихикивая, - это вот вы, донья Дина, капитан. А Дон Ромель - маринеро. Видно, кто принимает решения :)

_______
Там, где командует капитан, моряк не командует = если есть главный, то он и принимает решение
я от Д.М.

(no subject)

В яблоках и меде - есть что-то очень правильное.
Мы нажились в хрущевках, напрыгались в резиновых сапогах через грязь, мы всю жизнь живем, окруженные бетоном, пластиком и сколотой метлахской плиткой.
И радостно постим в сети картинки: вот озеро и причал. Вот осенняя аллея рыжая. Вот деревянный стол и крынка молока. Вот ручное кружево и домотканый лен. Екает что-то в голове от этих картинок про "правильно и просто". Голова меньше болит, напряженный затылок становится чуть легче...
Яблоки и мед вместе тоже такая идея - представлять это приятно, есть это сладко и оно простое и настоящее.
Шана това, дорогие!