Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

я от Д.М.

Верхний пост



Меня зовут Дина Сабитова, я филолог и детский писатель.
У меня трое детей и пять изданных книг.
(переводы книг на испанский, французский, украинский и латышский)




356575325824103._SX318_


Один из моих детей - приемный ребенок.
Я родилась и жила в Казани.
Теперь я живу в Подмосковье  Коста-Рике, в провинции Гуанакасте. А иногда все-таки немножко в Подмосковье.
Мои дети учатся дома.
У меня две собаки.
Я люблю рыбу, морепродукты и томатный сок.
Еще я люблю свежую клубнику и черный шоколад.
Цветы я люблю почти любые, если они в коротких букетах.
Я коллекционирую тряпичных зайцев.
Я не мизантроп, но иногда социофоб, и всегда интроверт.
Ненавижу разговоры по телефону.
Комменты под этим постингом скрыты - вы можете обратиться с любым вопросом и, вообще, сказать все, что захотите.


я от Д.М.

перевод

Мне всегда интересно было сравнивать тексты первоисточника-стихотворения - и его перевода.
Не с целью претензий к переводу, конечно, а в смысле - сравнения тонких смыслов в двух близких текстах на разных языках.
Это всегда чревато тем, что люди обижаются за свой любимый перевод. И доказывают мне, что невозможно перевести так, чтоб все осталось на месте. (я знаю, я знаю!).
И потом: "Ну что, вы хотите, чтоб только подстрочник?" (нет, нет, не хочу).
И потом: "Ну, я этого языка не знаю, так спасибо переводчику, который..." (спасибо, точно - спасибо, низкий поклон, мы все не знаем кучу языков, и переводчики - они наши герои).
И все же - интересно сравнить, что изменилось в переводе.
Вот например.
____
ХУАН РАМОН ХИМЕНЕС «КОНЕЧНЫЙ ПУТЬ»
Y yo me iré. Y se quedarán los pájaros
cantando;
y se quedará mi huerto, con su verde árbol,
y con su pozo blanco.
(подстрочник:
И я уйду. И останутся птицы поющие (и останутся птицы петь, останутся распевая); И останется мой сад (огород), со своим зеленым деревом, и со своим белым колодцем)
..И я уйду. А птица будет петь,
как пела,
и будет сад, и дерево в саду,
и мой колодец белый.
(пер. А Гелескула)
Вот тут.
В первоисточнике ничего не мешало автору сделать одну птицу.
Но он сделал «Птицы».
А у переводчика – птица одна.
Птицы – некая масса, в многих птицах – больше равнодушия природы. Потому что если ты выделил ОДНУ птицу, то у тебя с ней – отношения. Она живая – ты живой, у вас есть потенциальный диалог. (ну, к примеру: на это дерево каждый день прилетает птица и поет. Ты готов прямо дать ей имя и наблюдать за ней, - она становится для тебя личностью:)
Но в первоисточнике – после ухода человека остается то, что никогда не вступало в диалог. То, чей взгляд нельзя было поймать. То, на что он смотрел. А оно на него - не смотрело.
Еще я могу увидеть здесь – тех птиц небесных, которые не сеют, не жнут, а сыты бывают…
Дальше. Колодец и дерево. В первоисточнике – они не принадлежат напрямую автору.
У него – только сад (ну, почти что огород)
Кстати, у нас огород - очень приземленный, непоэтический образ. В испанском, как я ощущаю) - такой окраски нет (грядки там, навоз, кверху жопой полем моркву).
Просто есть huerto и jardin. Первое - больше про плоды земли. Про что-то более результативное. Второе - больше про сень, цветы, летнюю истому.
Хотя оно во многих контекстах взаимозаменяемое.
Но все же - автор не стал брать слово jardin. Huerto - я воспринимаю это так: в саду просто прогуливаешься. От huerto - ждешь плодов, в него вкладываешь силы, оставляешь следы рук...
Итак, в переводе нельзя написать "огород". Но все же - автор текста оставляет не совсем "мой сад".
Для меня разворачивается картина: huerto - то, где растут плоды, ну, грубо говоря, помидоры - дыни - огурцы. Там колодец - не для красоты. У автора фоном маячит - как он поливает этот сад (блин, то есть огород , таскает воду, старается. Не просто любуется на цветы и беленькие камни колодца...
Он что-то делал, были плоды - и вот теперь он уходит!
Итак. Остаются птицы - и сад (огород).
Опять – нечто, состоящее из многих компонентов.
Не отдельная птица – и человек. Не отдельное дерево – и человек.
Птицы. Сад – и саду принадлежат колодец и дерево.
Человек – один. Он уходит один, за ним остаются те, кого много и кто вместе.
Сад с колодцем и деревом. Их трое (Дина, ты серрьезно? - да!)
Птицы - их вообще очень много.
А поэт, человек – он один.
И он уходит.
Теперь о глаголе.
Se quedarán.
Останутся. Все останутся. Во-первых, в этом есть некоторая непрерывность. Они есть сейчас, автор уходит – все остается неизменным. Не было никакого перерыва. За его спиной все остается незменным.
В «будет петь как пела» - есть момент прерывания пения. То есть, повторится то, что было. Не сохранится, не продолжится, а может быть, прервется, потом снова начнется. Будет петь. Однажды. Снова. Мы не видим, но можем представить момент молчания птицы.
Когда у нас глагол «останется», то он подчеркивает непрерывность. Статичное постоянство. Они поют. Я ухожу, они все поют и поют, и поют. НИЧЕГО не меняется, не прерывается у меня за спиной. Не повторяется, не возобновляется снова и снова – а просто сохраняется таким же.
Меняется и точка взгляда. Человек уходит, все за ним остается. Глагол «останется» - он фоном несет идею «я покидаю – они остаются».
идет такая смысловая диалектичность, противоположности - я-один-покидаю, уходя --- они-много-остаются.
То есть я вижу в этом связь , натянутую нить. Взгляд назад. На то, что остается. Взаимно тесно спаянную картину "мы в один момент - яухожуониостаются"
Ну и еще, зеленое дерево – в переводе только подразумевается, что зеленое. У нас были цветовые мазки. Зеленое дерево. Белый колодец.
Да. А про звучание текста - я еще думаю, что тут. В первоисточнике такие многочисленные ррррр. Семь раз.
В переводе р - один раз. Перевод - более шелково свистящий такой. Поющий. А первоисточник - словно шаги по хрустящему гравию. В переводе герой еще никуда и не пошел. А в первоисточнике у него в ушах уже гремят камушки под подошвами башмаков. Он уже "уходит"...
я от Д.М.

темписке

Это Темписке. В воздухе 38. Река манит прохладой, но в ней водятся крокодилы. А ещё на ней огромный заповедник птиц, куда они прилетают с севера, выводят птенцов. Плывешь по реке, на берегу дерево, голое, на нем 200 огромных белых птиц, размером с цаплю.
Говорят, в этом году ЭльНиньо, небесный мальчик, вместо дождей принесет жару, на три градуса выше обычного марта.
А я тут редко живу как обычный человек, я ж с машины в дом и обратно. И вот машина сломана, и я иду через ржавый Мост над Темписке, жара, ем в местной кафешке. Ближайшая остановка автобуса в километре примерно. Сейчас поем рыбу и овощи. Куплю сильную мазалку от солнца. Намочу футболку с неправильной информацией "я - канадец!" . И пойду по Ла Гуардиа к остановке.
Приключения. Крокодилы. Жара. Облака в реке. Рыба на тарелке.
Надеюсь, я выживу.
Мой девиз - sobreviva!

На данном изображении может находиться: небо, облако, дерево, на улице, природа и вода
я от Д.М.

Рисовать! Рисковать...

Я купила новый диван и после этого пустиась во все тяжкие. Перебрала запасы акрила и докупила еще много.
И решила, что я буду рисовать.
Для рисовать все равно время приходится выкраивать, потому что кажется, что это надо заслужить.
Но вот вам попугаи от меня.
Сестрица, восхищнись!

 







я от Д.М.

птичка

На соседнее дерево часто прилетают эти птицы - со странным хвостом. В нем два перышка.
Так вот вам легенда.
Легенда эта не костариканская, а майянская. Коста-Рика была по отношению к империи майя далекой окраиной.
У птицы мотмот когда-то был роскошный хвост. Мотмот очень им гордился и берег. Он занимался тем, что сидел на высокой веточке и рассказывал всякие истории, пока другие птицы, восхищенные его красотой, таскали ему еду.
Но однажды на птичье царство налетела огромная черная туча. И птицы поняли, что надо срочно строить убежище и запасать провизию, чтоб переждать бурю. Каждая птица была приставлена к своему делу: кто-то запасал насекомых и зерна, кто-то возил камни, ветви и пальмовые листья.
Мотмот работать не хотел. Он покрутился с деловым видом среди товарищей, а потом юркнул в кусты и удачно нашел там трещинку в камнях. Забился мотмот туда и спокойно уснул.
Но хвост - длинный хвост мотмота торчал наружу.
Когда все закончилось, буря прошла и птицы собрались обсуждать пережитое, каждый рассказывал, как он работал. И мотмот привычно вспорхнул на высокую ветку и начал рассказывать, как он утомился, работая. И вдруг по толпе птиц пробежали первые смешки. Потом хохот стал громче. Все показывали на его хвост и смеялись.
Оглянулся мотмот - и в ужасе увидел, что от его роскошного хвоста остались два жалких перышка. Когда другие катали камни по дороге, строя убежище, они не обращали внимания на торчащий из пещерки хвост. И хвост мотмота истрепался почти полностью.
Мотмот так застыдился своего драного хвоста, что улетел жить в далекую чащу. И так и прячется по лесам до сих пор.

Фото Дины Сабитовой.
я от Д.М.

птица




Утром позвонил таксист, он привез нашу клиентку. У нее нет ни телефона, ни интернета. Пофигу, что заезд в 15.00, она приехала в 10 утра. Без предупреждения.
И я подорвалась ее встречать, потому что нельзя же, чтоб клиент был один на улице (голос мужа: "можно-можно! так им, незамутненным и надо" - .... не слушайте его ,у него профвыгорание, проявляющееся в неверии, что у людей есть разум, и в нежелании поддерживать их в незамутненности)
Словом, спать хочу, дождик собирается, - еду мрачная вдоль набережной. Темка едет со мной, так как встречать будет он, клиентка англоязычна.
И вдруг у обочины сидит большая белая птица.
А потом раскрывает крылья и летит, как огромны нежный цветок...
А если бы я не поехала, я бы этого не увидела.
Спасибо тебе, клиентка Сара, что ты появилась так рано.
Я увидела Птицу.

я от Д.М.

мечта и реальность

Предыдущий текст я писала, планируя вдумчиво комментировать вам фото у бассейна. Мол, вот сзади - уже желтеюшие горы, у нас пора листопада. Мол, небо синее без единого белого пятнышка.
Мол, дети купаются, потому что бассейн по утрам в тени, и 27 декабря они не сгорят на солнышке рано утром.
Ветер дует такой, что сдувает полотенца у бассейна.
Я собиралась вам рассказать, что мечта, вычитанная из книг, - "Вот бы уехать на берег океана и открыть там гостиницу, рассматривать, как утром гости со всего мира радуются жизни, спокойно смотреть на небо, воду и горы и изрекать проникновенные сентенции для вон того гринго, который пишет книгу путевых заметок"... - эта мечта полная фигня.
Разве что у тебя есть наследство от бабушки-миллионерши, и все это вокруг - не бизнес, чтоб кормить детей своих, кенгурят своих длинноногих, птенцов своих - динозавриков, котяток глупеньких, - а так - для фана и для книги вон того гринго с тату на пузе.
Я хотела вам рассказать, что это нервы-нервы и нервы. Что я вчера начала кричать на всех матом прямо с утра, и швыряться листами прибытия.
Что сумасшедший дом, когда у тебя восемь заездов, опаздывает мучача, моющая полы, потеряли ключ, все встык и сразу прямо сейчас, - это не то, о чем вы мечтаете.
Нет, вру. В принципе - все как у вас в офисе, тот же дурдом, только попугаи, пальмы, синее небо и теплый ветер.
Ну ладно, ладно.
Мы счастливчики, да.
Позавчера вот я ужинала на бегу, ветчиной, сидя на камне в темноте у океана. Стряхивала с пальцев налипший черный вулканический песок (его несет ветром прямо в рот), слушала, как океан шуршит в темноте, в двух метрах от меня.
Ладно.
Хотя это далеко от образа, тиражированного в книжках, это не спокойная жизнь - но хорошая.
Да.
я от Д.М.

утро - часы - птицы

- Ну ты же хочешь завтра...
.. Ага-ага. Я хочу. Хочу я - прям так хочу - встать раньше всех, чтоб встретиться с клиентами, которые переезжают в другой номер. И переселить их (номер подготовить, проинструктировать, ключи отдать - ключи забрать). Так же я очень хочу, когда у нас встык много заездов, - сама побежать мыть номер.
В общем - я не хочу, но у каждого бойца в отряде - какие-то другие "потомучто". Кто-то болен, кто-то по утрам не функционален, кого-то я слишком люблю, чтоб поднимать утром (а я всех тут люблю).
Но утро (не устаю повторять) в этой стране Создатель сделал лично для себя. Чтоб каждое утро вздыхать от наслаждения и отдыхать душой.
Прямо передо мной прыгает в бассейн кудрявая девочка. Потом она тащит огромную надувную оранжевую тропическую рыбу. Потом выходит девочка постарше, с десятью косичками, заплетенными по кудрявой голове, и восхищенно любуется рыбиной.
Ветер прикатил мне под ноги надувной розовый мяч.
Старик Нэгро, наш огромный уличный пес, который спит в тени, - так и не дает себя погладить, - но внезапно не уходит при моем приближении опасливо, а остается лениво дрыхнуть. Я почти перешагиваю через него, все еще мечтая дотронуться до черной-седой головы. Пять лет мечтаю.
Никто не знает, сколько ему лет. Он был тут всегда.
Как только от бассейна отходят люди, подлетает черная горбоносенькая птица. Она - черная, как ворон, но вообще-то попугай практически. Только угольного цвета. Бывает.С каждым случается. Что ты черный - но попугай по сути.
Ворон-попугай пьет из огромной чаши бассейна, опасливо косясь на меня.
Над моей головой, за часами, голубка опять свила гнездо (загадив, конечно, за дни материнства вход на патио)
Ее голубенок уже вырос, еще с маленькой головой и серенький, уродец такой. Он бродит по балке, но, я думаю, сегодня-завтра уже улетит. Улетит и голубка. Гнездо там стационарное, я уговариваю мужа не рушить его, - ну подумаешь, гуано на полу. Зато голубка.
Часы - китайские, но прикидывающиеся как бы старинными, - не работают. Уже третьи часы умерли в нашем климате.
И стоят, показывая вечное полвосьмого утра.
В самом деле.
Зачем время?



я от Д.М.

(no subject)





Ездили на океан. Сидели там до темноты. И приплыла огромная черепаха на закате, летали огромные пеликаны как птеродактили, а потом в темноте вот тут под деревьями зеленым неоновым светом всыхивали сотни светлячков. Перезагрузились еще на месяц мы все. Провели там часов шесть - а как будто в отпуск съездили.

я от Д.М.

(no subject)

В эти дни - исполняется 5 лет, как мы с Ромкой приехали в Коста-Рику (посмотреть просто) и ее полюбили. И решили, что будем тут жить.
Первый раз я увидела ее осеннюю, с лентами тумана над зелеными горами, с ночными грозами, низкими облаками над океаном.. Белые лошади с розовыми носами стояли по брюхо в зеленой траве, жабы ночью тутуткали, как птицы или как деревянные клавиши марибмы, неведомые фрукты говорили: съешь меня.
А сегодня я недовольно выговорила продавцу в магазине: что это у вас гуанабана какая-то странная, почему не зеленая?
И мы купили кормушку для колибри - наконец-то.